Вице-премьер Болгарии Ивайло Калфин о закрытии «Южного потока»: «Это потеря для наших отношений» отзывы | Новости бренда Вице-премьер Болгарии Ивайло Калфин о закрытии «Южного потока»: «Это потеря для наших отношений» | Бизнес идеи для вашего вдохновения
Главная » Новости » Вице-премьер Болгарии Ивайло Калфин о закрытии «Южного потока»: «Это потеря для наших отношений»

Вице-премьер Болгарии Ивайло Калфин о закрытии «Южного потока»: «Это потеря для наших отношений»

Замглавы болгарского правительства рассказал «МК» об эффекте санкций ЕС и позиции Софии по «Турецкому потоку»

Ныне в 12:08, просмотров: 4116

Закрытие проекта «Южный поток» было потерей для отношений между Россией и Болгарией. Об этом в интервью корреспонденту «МК» рассказал вице-премьер балканской страны Ивайло КАЛФИН – после своего визита в Москву. Заместитель главы болгарского правительства также разъяснил позицию Софии по поводу «Турецкого потока» и рассказал, может ли Европа найти замену российскому газу.

Вице-премьер Болгарии Ивайло Калфин о закрытии «Южного потока»: «Это потеря для наших отношений»

Фото: European Parliament

– Изменилось ли что-то в российско-болгарском сотрудничестве в энергетической сфере после закрытия проекта «Южный поток»?

– Разумеется, изменилось, ведь «Южный поток» – это не лишь «Южный поток». Несколько лет тому назад мы совместно работали над созданием нескольких больших проектов, которые имели не лишь двустороннее, но региональное и европейское смысл. «Южный поток» был таким проектом. Также была АЭС «Белене» и т.д. Сейчас политически у нас дудки большого проекта, который бы отвечал этим условиям – чтобы он имел региональное и европейское смысл, чтобы мы развивали его… Этак что я думаю, прекращение «Южного потока» – это утрата для наших отношений.

– Европейские санкции против России будто-то отразились на нашем сотрудничестве? Поддерживает ли Болгария эти меры?

– Болгария нередко в Евросоюзе выражает свое суждение до принятия решений. После того, будто решение принято, это общее решение. Кушать страны и лидеры, которые говорят по-разному. Если они выскажут свое суждение на обсуждении насчет санкций, тогда будет эффект. Вы знаете, что в ЕС существует консенсусное решение. Будто известно, санкции против России связаны с процессами на востоке Украины. Насчет экономического эффекта, он весьма ясен для нас – это негативный эффект для нашей экономики. Я надеюсь, что все политические обстоятельства будут выполнены как можно скорее, чтоб мы не говорили больше о санкциях.

– Если вернуться к «Южному потоку», ведутся ли до сих пор в Болгарии споры по поводу его закрытия? Будто сами болгары как отреагировали на сворачивание проекта?

– Я думаю, что в Болгарии по поводу «Южного потока» существует декларированный консенсус. Кушать много людей с разными мнениями, однако в общем – в Болгарии нет подобный политической силы, которая была бы против «Южного потока». Этак что наше отношение однозначно.

– В нашей прессе весьма часто муссировалась информация, что на заморозку проекта со стороны Болгарии повлиял ЕС. Было ли подлинно какое-то давление со стороны Европы?

– Я бы не сказал. Это истина, что в течение нескольких месяцев было уменьшение темпов работ там… Кроме этого периода в несколько месяцев, когда прежнее правительство остановило все процедуры, никаких других действий, нацеленных на приостановление «Южного потока», не было. Проблема возникла в том, что Болгария и другие страны Евросоюза попросили Еврокомиссию знаться с «Газпромом» и с Россией, чтобы все обстоятельства и все требования европейского законодательства были оговорены. Я хотел бы видать большую активность прежнего состава Еврокомиссии, какой занимался этим во главе с господином Баррозу. Комиссия, наверное, была недостаточно активна. Когда мы предоставили ведение переговоров с «Газпромом» Еврокомиссии, тогда мы, наверное, потеряли эту опору, которую имел проект.

– По некоторым оценкам, Болгария зависит от российского газа на 85%. Планирует ли ваша край снизить зависимость от России в этом плане и если конечно, то каким образом?

– Посмотрим, будто получится. У нас есть поставки из России чрез Украину на данный момент. Болгария – транзитная край. Если будет другое решение со стороны России, – «Турецкий поток» или что-то еще – посмотрим, на каких условиях это будет. Само потребление в Болгарии не этак велико. Три с половиной, много – четыре миллиарда кубометров в год. Однако для нас был важен и транзит российского газа. Для болгарской экономики можно гарантировать разные варианты. Мы контактируем со всеми соседями. Сейчас ЕС делает общую сеть газопроводной системы, в Греции кушать возможность поставлять газ. Этак что технически есть возможность. Еще мы делали расчеты, какая будет стоимость на это. У нас в Черном море тоже ведутся дополнительные работы по разработке новых запасов. Этак что проблема заключается не лишь в болгарском потреблении… Наверное, найдутся другие источники. Для меня стоит большая проблема поставок российского газа в Европу. Мне будто, что мы должны размышлять в таких масштабах…

– Вы сказали о «Турецком потоке», что Болгария готова рассмотреть обстоятельства этого проекта. По предварительной оценке, как он отвечает интересам вашей страны?

–  Разумеется, для нас было бы лучше, если бы российский газ поставлялся напрямую европейским странам. Вы знаете, что сейчас ЕС создает энергетический альянс… Когда газ поставляется при помощи иной страны, могут возникнуть проблемы. Вторая проблема – я не знаю, будто будут развиваться договоренности между Россией и Турцией. До этого было немало переговоров с Анкарой и по поводу «Набукко» (Nabucco), и по поводу других проектов. Турция вечно настаивала на том, что она –не транзитное страна, а государство, которое покупает и продает газ. Если кушать дополнительный процент посредников, поставляющих российский газ в Европу, я думаю, это намного хуже для экономических условий поставки. Этак что пока еще ничего невесть. Когда мы поймем, будто будет поставляться этот газ, поймем, какие этот добавочный посредник будет выдвигать обстоятельства, будут ли они приемлемы, тогда мы сможем и установить свое отношение к этому.

– Премьер-министр Болгарии Бойко Борисов заявил, что у вашей страны кушать желание разморозить проект «Набукко». С чем связано это жажда и есть ли у такой идеи перспективы?

– «Набукко», будто вы знаете, был большим проектом поставки кавказского, каспийского и арабского газа в Европу. После этот проект был разделен на две части: «Набукко-восток» и «Набукко-запад». Сейчас «Набукко-восток» превратился в «Танап» (TANAP) – проект, какой проходит через Турцию, и продолжается будто Трансадриатический газопровод (Trans Adriatic Pipeline) чрез Грецию и Италию, то кушать проходит по югу Европы. А то, что проектировали будто «Набукко-запад» – от Турции чрез Болгарию до Австрии – этот проект был готов, спроектирован, согласован. Все было готово, чтоб строить этот проект… Я думаю, если поменяется маршрут поставки российского газа в Европу, этот проект – самый наилучший вариант. Практически все предварительные процедуры завершены. Однако что мы должны обговорить, – это то, будто российский газ будет входить в европейскую систему. Я думаю, это возможно. Это идея, которую нужно рассмотреть.

– Вы упомянули создание в ЕС единого европейского энергетического рынка. Имеет ли перспективы эта идея и могут ли возникнуть какие-то трудности на этом пути?

– Это не новая идея. Она возникла несколько лет тому назад. Тогда поставки и двусторонние договоры российской стороны с некоторыми государствами Евросоюза помешали этому. Там были разные цены. Тогда у Германии не было энтузиазма выполнять такие общие договоренности. Сейчас обстановка изменилась. Наверное, сейчас будет возможность. Я уже сказал, что мы работаем – и это финансируется Евросоюзом – над созданием болгарской газовой сети с соседями: Грецией, Сербией, Румынией… Потому будет техническая возможность подавать газ по различным направлениям в Европе. Другой шаг – это создание свободного рынка. Вы знаете, что на газовом рынке кушать свои особенности… Все-таки я думаю, что останутся двусторонние долгосрочные договоры по поводу поставок в Европу. Кто это будет, будут ли это унифицированные обстоятельства или нет, это зависит от договоренностей между поставщиком и получателем. Однако это вопрос будущего.

– На ваш взор, может ли Европа найти замену российскому газу?

– Сейчас Россия поставляет 40% от потребления газа в Европе. Я читал разные анализы, которые показывают, что требования повышаются и что если все будет нормально, то поставки российского газа повысятся. Этак что самое лучшее – это найти хорошие пути для поставок российского газа. Это и в российских интересах. Европейский базар очень открытый, там можно торговать за хорошую цену. Замена российского газа – это долгосрочная стратегия. Я не уверен, что мы должны развивать эту стратегию этак, чтобы российского газа вообще не было в Европе. В будущем мы должны условиться на взаимовыгодных условиях, ввести пути и методы поставки газа на долгое пора. Это будет самое лучшее. В этот момент я не вижу иной альтернативы.

Экономика — Московский Комсомолец



Добавить отзыв

Обязательные поля помечены *

Имя:*

E-mail:*
Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщения:*




Читайте ранее:
Аналитики решили пересмотреть прогноз падения цены на нефть

Фото: АР Стоимость нефти марки Brent опустилась ныне ниже 58 долларов за баррель Эксперты Goldman Sachs ранее прогнозировали падение цены...

Закрыть